Дипломатическая активность и военные угрозы

Скоро после того как коммунисты одолели гоминь-дан и 1 ноября 1949 года объявили о разработке КНР, Радио Пекина объявило, что НОАК должна высвободить все китайские местности, включая Тибет, Синьцзян, Хэнань и Тайвань. Отчасти в ответ на эту опасность и для того чтоб решить давнешние споры о границах, 2 ноября министерство зарубежных Дипломатическая активность и военные угрозы дел Тибетского правительства в собственном пись­ме предложило Мао Цзе-дуну провести переговоры, чтоб уладить все территориальные вопросы. Копии этого пись­ма были посланы правительствам Индии, Англии и США.

Хотя все эти три правительства считали распростране­ние коммунизма опасностью стабильности в Южной Азии, они порекомендовали тибетскому правительству вступить в Дипломатическая активность и военные угрозы прямые переговоры с китайским правительством” так как дру­гие варианты улаживания конфликта могли бы спровоци­ровать военные деяния.

Тибетское правительство решило отправить 2-ух старших чиновников Цепона Шакабпу и Цечхага Тубтена Гьялпо для переговоров с представителями КНР в третьей стра­не — СССР, Сингапуре либо Гонконге. Эти посланники долж­ны были обсудить с Дипломатическая активность и военные угрозы китайской стороной письмо министер­ства зарубежных дел Тибета Председателю Мао Цзе-дуну и продолжавшиеся, как до этого, угрожающие сообщения китайского радио о близком “освобождении Тибета”. Они должны были получить гарантии того, что территориаль­ная целостность Тибета не будет нарушена, и заявить, что Тибет не потерпит наружного вмешательства.

Когда Дипломатическая активность и военные угрозы тибетские делегаты обратились в Разделяй за виза­ми в Гонконг, китайцы произнесли им, что скоро в Нью-Дели должен прибыть их новый засол в Индии и что перегово­ры необходимо начать с ним. В процессе же переговоров китайский засол в Индии Юань Чжэн-синь востребовал от тибетской делегации принять предложение из Дипломатическая активность и военные угрозы 2-ух пт: 1) на­циональная оборона Тибета должна управляться Китаем и 2) Тибет должен быть признан частью Китая. Потом они должны были последовать в Китай для утверждения этого соглашения. Будучи проинформированным о требованиях китайской стороны, тибетское правительство предложило делегатам отторгнуть такую постановку вопроса. Таким об­разом, переговоры были отложены.

7 октября 1950 года Дипломатическая активность и военные угрозы сорокатысячное китайское войско под управлением политического комиссара Ван Пе-ми с восьми сторон штурмовало административный центр Во­сточного Тибета — Чамдо. Малозначительные тибетские силы, состоявшие из восьми тыщ боец и милиции, были раз­биты. Чамдо был взят через два денька, и калон (министр) Нгапо Нгаванг Джигме, административный глава регио Дипломатическая активность и военные угрозы­на, был арестован. Четыре тыщи тибетских бойцов по­гибли.

Китайская злость шокировала Индию. В резкой нотке министерства зарубежных дел Индии от 26 октября 1950 года, направленной в Пекин, говорилось:

“На данный момент, когда китайское правительство предприняло вторжение в Ти­бет, вряд ли можно скооперировать с этими событиями мирные перего­воры Дипломатическая активность и военные угрозы, и, естественно, часть тибетцев будет бояться, что эти пере­говоры пройдут под давлением. При современном положении дел втор­жение китайских войск в Тибет не может быть рассмотрено по другому как удручающее событие, не согласующееся с интересами самого Китая в налаживании мира в регионе. Так считает индийское правительство”.

Многие страны Дипломатическая активность и военные угрозы, включая США и Британию, выразили поддержку позиции индийского правительства.

8 ноябре 1956 года была созвана чрезвычайная сессия Государственной ассамблеи Тибета, на которой депутаты просили Далай-ламу, которому в то время было только шестнадцать лет, принять на себя полноту власти главы страны. И потом Его попросили уехать из Лхасы в Дромо, поближе к границе Дипломатическая активность и военные угрозы с Индией, чтоб он был в безо­пасности. В то же время министерство зарубежных дел Тибета опубликовало последующее заявление:

“Тибет един и возглавляется Далай-ламой, который принял всю пол­ноту власти... Мы призываем мир к невоенному вмешательству в эту неспровоцированную злость”.

7 ноября 1950 года тибетское правительство послало Дипломатическая активность и военные угрозы письмо Генеральному секретарю ООН, призывая эту все­мирную компанию вмешаться в конфликт. А именно, в этом письме говорилось:

“Мы сознаем, что наша страна не может приостановить пришествие Ки­тая. И мы готовы к переговорам с Китаем на базе взаимоуважения. ...Хотя не много надежды на то, что мирный люд сумеет сопротивляться ожесточенным Дипломатическая активность и военные угрозы, натренированным в войне людям, мы думаем, что ООН решила останавливать всякую злость, где бы она ни случилась”.

Через 10 дней Сальвадор официально предложил поставить вопрос об злости Китая против Тибета в по­вестку денька Генеральной Ассамблеи. Но вопрос не дискуссировался на Генеральной Ассамблее, так как ин­дийская делегация Дипломатическая активность и военные угрозы заявила, что мирное решение пробле­мы может быть достигнуто 3-мя заинтересованными сто­ронами — Тибетом, Индией и Китаем. 2-ое письмо ти­бетской делегации, направленное в ООН 8 декабря, поло­жения не изменило.

8 критериях оккупации Восточного и Северного Тибета, поражения и поражения собственной малеханькой армии, на­шествия 10-ов тыщ войск НОАК в Дипломатическая активность и военные угрозы Центральный Ти­бет и отсутствия активной поддержки со стороны мирового общества Далай-лама и тибетское правительство приняли решение отправить в Пекин свою делегацию для переговоров с китайскими руководителями.

“Соглашение из семнадцати пт”

В апреле 1951 года тибетское правительство отправило в Пекин делегацию из 5 человек, возглавлявшуюся калоном Нгапо Нгавангом Жигме. Тибетское правительство уполномочило Дипломатическая активность и военные угрозы свою делегацию поставить в известность о собственной позиции и узнать китайскую точку зрения. Вопре­ки содержащемуся в “Белоснежной книжке” утверждению, как будто делегация обладала “полнотой власти”, она не имела возможностей заключать какой-нибудь контракт. Делегатам было приказано все принципиальные вопросы переадресовывать прави­тельству.

29 апреля переговоры начались с представления китай­ской Дипломатическая активность и военные угрозы стороной лаконичного проекта контракта. Тибетская деле­гация вполне отвергла предложения китайской сторо­ны, тогда последняя предложила переделанный проект такого же контракта, да и он не был принят тибетцами. В та­кой ситуации китайские представители Ли Вей-хань и Чжан Цзин-у разъяснили, что условия, которые они вы­двинули, являются Дипломатическая активность и военные угрозы окончательными и тождественны уль­тиматуму. С тибетской делегацией говорили резко и в оскорбляющих выражениях, угрожая физической рас­правой. Практически члены делегации оказались пленни­ками. Предстоящая дискуссия была невозможна, и в противоположность утверждениям китайской стороны тибет­ской делегации не предоставлялась возможность прокон­сультироваться со своим правительством. Был предложен Дипломатическая активность и военные угрозы унизительный выбор: либо подписать “Соглашение”, поль­зуясь своими возможностями, либо принять на себя ответ­ственность за немедленную оккупацию Лхасы.

Под наисильнейшим давлением Китая тибетская делегация подписала 23 мая 1951 года “Соглашение меж Централь­ным народным правительством и автономным правительством Тибета о мерах по мирному освобождению Тибета”, будучи неспособной проинформировать свое правительст Дипломатическая активность и военные угрозы­во. Делегаты предупредили китайскую сторону, что они подписали контракт, основываясь лишь на собственной компе­тенции, но ни Далай-лама, ни тибетское правительство не уполномочивали их делать это. Но ничто не приостановило китайское правительство, и оно провело церемонию под­писания и объявило миру о заключении контракта о “мир­ном освобождении Тибета”. Даже Дипломатическая активность и военные угрозы печати, скрепившие контракт, были подделаны китайцами с целью придать дого­вору видимость подлинности.

Семнадцать статей “соглашения”, включавшие различ­ные положения, санкционировали, а именно, введение китайских военных сил в Тибет и предоставляли китай­скому правительству право производить наружные сноше­ния Тибета. С другой стороны, гарантировались неизмен­ность политической системы Дипломатическая активность и военные угрозы Тибета и непокушение на установленный статус, функции и власть Далай-ламы либо Панчен-ламы. Тибетский люд был должен бы получить региональную автономию и сохранить свои верования и традиции. Реформы в Тибете должны могли быть осуществ­ляться после консультации с тибетским управлением и без принуждения.

Полный текст того, что стало Дипломатическая активность и военные угрозы понятно как “Соглаше­ние из семнадцати пт”, был передан Радио Пекина 27 мая 1951 года. В сей день Далай-лама и тибетское пра­вительство в первый раз познакомились с этим разбойничьим документом. Реакции в Дромо, где тогда находился Да­лай-лама, и в Лхасе были схожи: это были состояния шока Дипломатическая активность и военные угрозы и неверия.

Немедля было отправлено послание делегации в Пе­кин, в каком ее деяния осуждались за подписание “со­глашения” без консультаций с правительством. Было при­казано выслать текст подписанного документа и ждать новых инструкций. Меж тем была получена телеграмма от делегации, в какой говорилось, что китайский пред­ставитель генерал Чжан Цзин Дипломатическая активность и военные угрозы-у находится на пути в Дро­мо, следуя через Индию. Не считая того, сообщалось, что не­которые делегаты ворачиваются также через Индию, а гла­ва делегации ворачивается прямо в Лхасу.

Далай-лама и тибетское правительство воздержались на время от общественного непризнания “соглашения”. 17 авгу­ста 1951 года Далай-лама возвратился Дипломатическая активность и военные угрозы в Лхасу в надежде за­ключить с китайцами более приемлемый контракт.

9 сентября 1951 года около 3-х тыщ китайских сол­дат вошли в Лхасу, скоро за ними пришли еще 20 тыщ из Восточного Тибета и из Восточного Туркестана (Синьцзян). НОАК заняла главные городка: Рутог и Гарток, потом — Гьянгдзе и Шигадзе. С оккупацией Дипломатическая активность и военные угрозы главных городов Тибета, включая Лхасу, большой концентрацией войск по всему Тибету с востока на запад военный конт­роль над Тибетом был практически установлен на сто процентов. При таком раскладе сил Китай отказался возобновить переговоры, и Далай-лама оказался лишенным какой-ли­бо способности принять либо отторгнуть тибето-китайский контракт Дипломатическая активность и военные угрозы. Но при первой же способности высказаться свободно, которая предоставилась 20 июня 1959 года после бегства в Индию, Далай-лама официально отторг “Согла­шение из семнадцати пт” как “навязанное тибетско­му правительству и народу под опасностью военной силы”.

В оценке “Соглашения из семнадцати пт о мерах по мирному освобождению Тибета” и Дипломатическая активность и военные угрозы оккупации Тибета есть два решающих аспекта. 1-ый — это масштаба на­рушения интернационального права Китаем, когда войска НОАК вошли в Тибет; 2-ой—последствия подписания “соглашения”.

Заключение договоров основывается на общепризнан­ном принципе свободного и согласованного принятия дого­ворных обязанностей договаривающимися сторонами: со­гласие без принуждения есть нужная база догово­ра Дипломатическая активность и военные угрозы. Договоры, заключенные под опасностью силы, лишены собственного юридического основания, в особенности если насилие использовано к стране и правительству, а не к участникам переговоров. В связи с оккупацией Китаем огромных тер­риторий Тибета и открытой опасностью захвата Лхасы в слу­чае отказа подписать контракт, это “соглашение” оказалось недействительным ab initio (“с Дипломатическая активность и военные угрозы начала”), и оно не могло стать закон­ным оттого, что тибетское правительство вынуждено было молчать в этой ситуации.

Далай-лама и тибетское правительство не подписали контракт по хорошей воле, как это утверждается в китайской “Белоснежной книжке”. Сам Мао Цзе-дун в Директиве Централь­ного Комитета КПК по политической работе в Дипломатическая активность и военные угрозы Тибете, размещенной 6 апреля 1952 года, практически признал это:

“Не только лишь два силона (т. е. премьер-министра), да и Далай-лама со собственной кликой сопротивлялись принятию Соглашения и не желают осу­ществлять его. До сего времени у нас нет вещественной базы для полного воплощения соглашения, не имеем мы Дипломатическая активность и военные угрозы и поддержки посреди масс на­селения и высшего слоя общества”. [Selected Works of Мао Tseiung / Foreign Language Press, Peking. 1977. Vol. 5. P. 75]


Народное восстание

Введение

Когда люди угнетены, они безизбежно восстанут против собственного угнетателя. До 50-х годов XX века в Тибете никогда не было народных восстаний. Тибетское движение сопро­тивления китайской оккупации началось сразу Дипломатическая активность и военные угрозы после вторжения. Уже до 1956 года в восточных провинциях Тибета Кхам и Амдо произошли открытые столкновения. 3-мя годами позднее сопротивление зополучило националь­ные масштабы, что привело к большим выступлениям в Лхасе в 1959 году, бегству Далай-ламы и к эмиграции восьмидесяти тыщ обитателей в примыкающие страны. 10-ки тыщ Дипломатическая активность и военные угрозы тибетцев были убиты НОАК. С того времени восстания и демонстрации тибетцев не прекращались. Исключительно в пери­од меж 1987 и 1992 годами зафиксировано более чем 150 выступлений в Лхасе и других частях Тибета. Боль­шинство восстаний было подавлено китайцами с большой беспощадностью. В марте 1989 года в Тибете 2-ой раз за его историю (1-ый был в Дипломатическая активность и военные угрозы 1959 году) было введено военное положение.

Китайское правительство старалось представить народ­ное сопротивление тибетцев как дело рук немногих недо­вольных аристократов, стремящихся реставрировать ста­рую систему эксплуатации и угнетения народных масс. Они изображали 95% тибетцев крепостными, которые же­стоко угнетались маленьким числом аристократов и лам. Китайцы не могут Дипломатическая активность и военные угрозы разъяснить только 1-го, почему эти, как они молвят, подавляемые массы никогда не восстава­ли против собственных владельцев, невзирая на то что в Тибете ни­когда. не было милиции и огромную часть истории там не было сильной армии. И эти же тибетцы восстали и борются на данный момент против огромной скрытой службы Дипломатическая активность и военные угрозы и армии Ки­тая, зная на какой большой риск они идут. Если мы по­смотрим на соц состав тибетцев, участвовавших в восстаниях и демонстрациях, то увидим, что 80% из их не являются ни аристократами, ни высшими ламами. Более того, 85% тибетских беженцев представляют, как молвят китайцы, “класс крепостных”.


dinamika-rabotosposobnosti-cheloveka-v-processe-truda-i-osnovnie-trebovaniya-k-podboru-kompleksov-proizvodstvennoj-gimnastiki.html
dinamika-rabotosposobnosti-studentov-v-uchebnom-godu-i-faktori-ee-opredelyayushie.html
dinamika-rashodov-domashnih-hozyajstv.html